В Калининградской области суд Гурьевска обязал работодателя выплатить более 100 тысяч рублей бывшему сотруднику за несвоевременную выплату заработной платы и компенсаций при увольнении.

В суд обратился M. с заявлениями к ООО «Д.» о взыскании среднего заработка за период с 01.03.2020 года по 23.03.2020 года, компенсации за неиспользованный отпуск, возложении обязанности по уплате страховых взносов и компенсации морального вреда.

money-79657_960_720В обоснование своих требований мужчина указал, что с октября 2018 года он работал у ответчика в должности ведущего территориального менеджера. В марте 2020 года в связи с изменениями условий трудового договора и переносом с 01.03.2020 г. рабочего места в г. Симферополь на основании приказа генерального директора истец был уволен с занимаемой должности, при этом ответчик не произвел в полном объеме расчет при увольнении, и не выплатил компенсацию за неиспользованный отпуск. Кроме того, спустя некоторое время бывшему работнику стало известно, что ответчик не производил отчисления на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование.

За защитой своих прав мужчина обратился в суд.

В отзыве на исковое заявление представитель ответчика указал, что нарушение трудовых прав истца со стороны работодателя отсутствует, поскольку в спорный период истец отсутствовал на рабочем месте в Симферополе, в связи с чем основания для взыскания денежных средств отсутствуют.

Изучив материалы дела в совокупности с представленным доказательствами, суд пришел к следующему.

В соответствии со ст. 234 Трудового кодекса РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться, в том числе в случае незаконного увольнения или перевода на другую работу.

Согласно ст. 22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан осуществлять обязательное социальное страхование работников в порядке, установленном федеральными законами.

Суд установил, что М. не подписал дополнительное соглашение к трудовому договору об изменении условий труда, и таким образом отказался работать в измененных условиях труда.

Суд указал, что в силу ст. 74 Трудового кодекса РФ в период со дня уведомления работника о предстоящих изменениях условий трудового договора и до его увольнения работник осуществляет трудовую деятельность на прежних условиях, в связи с чем истец в указанный период времени не был обязан присутствовать в офисе ответчика в Ситмферополе, а мог работать дистанционно.

Суд установил, что выписка из лицевого счета застрахованного лица М., сформированная в июле 2020 года, не содержит сведений о перечислении ответчиком соответствующих страховых взносов. Ответчик доказательств перечисления страховых взносов за спорный период не представил. Таким образом, суд пришел к выводу, что указанные отчисления ответчиком не произведены.

Статьей 237 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме, определяемой соглашением сторон трудового договора.

Таким образом, суд признал требования работника обоснованными. Гурьевский районный суд взыскал с ООО «Д.» в пользу истца задолженность заработной платы за период с 01.03.2020 года по 23.03.2020 года в размере 40 394 рублей 85 копеек, компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 59 165 рублей, а также компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей. Кроме того, на ООО «Д.» судом возложена обязанность по уплате страховых взносов за спорный период. В доход местного бюджета с ответчика взыскана госпошлина в размере 3786 рублей 82 копеек.

0 комм.

Ваше мнение