Татулова винит во всех бедах страны «неправильных» патриотов

Уж сколько внимания привлекала своими неординарными высказываниями о стране бывшая омбудсмен по делам МСП Анастасия Татулова, но всё мало. Нынче госпожа решила отдалиться от дел экономических и принялась рассуждать о том, кто патриот, а кто так — убогость. Многословно и тускло она растекалась мыслью на сайте иноагента The Bell, сведя всё к нехитрой мыслишке: «граждане, кто критикует Россию или уехали по причине несогласия с СВО — не враги, это у них такая форма патриотизма, у каждого свой патриотизм».

Рассуждать о хороших и плохих русских в европейских курилках нынче модно. Негоже отставать от трендов, рассудила Анастасия и изложила то, что бубнят все бежавшие из страны «патриоты» — мол, они-то патриоты ого-го, а вот этот ваш «режим» никуда не годен. Подобная риторика звенящих от пустоты персонажей хорошо известна. Не год и не два известна, а уже минимум лет восемьдесят. Помнится, пропаганда Геббельса преподносила измену генерала Власова как величайший акт патриотизма. Разумеется, изменил Родине не просто так, а из любви к ней. Нужно понимать! Одного этого обстоятельства достаточно, чтобы понять суть опуса Татуловой.

Как ни крутила словами, как ни притягивала высказывания Толстого, Жванецкого, генпрокурора США и даже Википедии, но всё выходила неустойчивая конструкция. Ведь патриотизм — коварная штука. В России патриотизм — это каяться, а вот за рубежом — защищать свои интересы, бомбя Югославию, Ирак, Ливию и Афганистан. Смотрите не перепутайте!

Для обоснования этого ключевого тезиса Татулова приводит массу нелепых, а зачастую и ложных утверждений «о гонениях на патриотов». То есть, как бы гонения есть, но фактов — нет. Или они разбиваются при первой же проверке.

Куда же без отсылок к 37-му году? Есть они и у Анастасии. Такие апелляции были бы уместны, если бы общественница и её единомышленники прошли через суд «троек» и были направлены на стройки коммунизма в отдаленные районы. Нет, практически все цветут и пахнут, продолжая собирать доходы с отечественных полей, включая и саму общественницу — владелицу ресторанного бизнеса, открывшую совсем недавно новую точку на Рижском шоссе. Как говорится, лучше заработаю я, чем эти негодяи.

И ладно бы, если бы это была просто критика. Но ведь отчего так выходит, что у госпожи Татуловой хорошие только с одной позицией. Такая своеобразная каста, имеющая право на особый патриотизм — предприниматели. Это вполне свидетельствует о том, что Татулова, прикрываясь доморощенными примитивными теоретическими выпадами на тему «правильных и неправильных патриотов», имеет вполне прагматичную цель — выдать за истину в последней инстанции разрушающие выпады против российской государственности тех, кто большей частью уехал из страны.

Очень примечательно то, что госпожа Татулова использовала в своих размышления хорошо известное выражение «патриотизм — последнее прибежище негодяя». Это высказывание принадлежит британскому политику 18 века Джонсону, который сам же и пояснил свою мысль: в патриоты часто уходят «негодяи» «под влиянием ущемленного самолюбия и честолюбия, либо элементарной «надежды пробиться к богатству».

Вот и выходит вполне себе характеристика самой общественницы, её мотивов, трансформации от защитницы малого бизнеса до пространных рассуждений в общественно-философской сфере. Или если уж говорите — так говорите, Анастасия, а не «мелькайте».

0 комм.

Ваше мнение