Кто крайний: что происходит на валютном фронте торговой войны

Россия, вопреки ожиданиям ряда ведущих мировых СМИ, не была признана манипулятором на валютном рынке в очередном отчете Минфина США «О макроэкономической и валютной политике», представленном для американского конгресса.

Разбираемся, почему не случилось обещанной сенсации.

imageКитайский след. Минфин США не стал отходить от традиции предъявления претензий только своим основным торговым партнерам. Отчет выходит раз в полугодие, и последний выпуск примечателен тем, что стал одним из снарядов в торговой войне, развязанной администрацией президента Дональда Трампа.

В докладе отмечается, что Китай перешел от политики либерализации экономики к мерам государственного вмешательства и нерыночным механизмам регулирования. Из-за этого между США и Китаем в 2018 году был достигнут огромный торговый дефицит в 419 млрд долларов. Более того, за 2018 год курс юаня снизился по отношению к доллару на 5,4%. «Данные действия могут повредить отношениям Китая с торговыми партнерами», — отмечается в документе. Американцы полагают, что Китай пытается повлиять на курс национальной валюты для улучшения своего положения в торговой политике.

На основании анализа критериев «сальдо двустороннего товарооборота», «сальдо финансовых потоков» и «постоянные, длительные односторонние вмешательства в иностранные валютные рынки» отмечается, что стоимость китайского юаня относительно доллара занижена. При этом Вашингтон неоднократно информировал Пекин об этой тенденции и предлагал принять меры по борьбе с диспропорциями рынка. Например, перестать осуществлять субсидии, снизить количество государственных предприятий, усилить меры социальной защиты населения для роста потребления и восстановления баланса инвестиций.

Под подозрением все. США не только проявляют особый интерес к Китаю, но и отмечают вмешательство в экономику со стороны ряда других стран. Например, Германии рекомендуется перестать контролировать внутренние инвестиции и потребление. Нечестная игра была отмечена и в Южной Корее, где заниженная национальная валюта (корейская вона) способствовала выигрышу от торговых отношений между странами. Корейская сторона признала эти претензии обоснованными. Сингапур также использует обменный курс валют как прямой инструмент монетарной политики. Похожая ситуация наблюдается и в Малайзии, чей центральный банк регулярно вмешивается в динамику валютного курса. Казначейство США рекомендует снизить вмешательство в экономические процессы и Вьетнаму.

В отчете Минфина США отмечен и ряд стран, ведущих честную торговую политику или стремящихся уйти из «американского черного списка». К ним относят Ирландию, Италию и Японию.

В случае расширения критериев нерыночности Россия могла бы также стать валютным манипулятором в силу реализации политики бюджетного правила. Однако Минфин США на это внимания не обратил.

Петр Сокерин, эксперт лаборатории «Исследования денежно-кредитной системы и анализа финансовых рынков» РЭУ имени Г. В. Плеханова, специально для ИА Прибыль RU (Калининград).

Деловые новости Калининграда и области — в Telegram. Это быстро и удобно.
Много дополнительного контента!

Пока еще нет комментариев

Ваше мнение